Традиционно в насилии всегда обвиняют мужчин. Михаил Бударагин полагает, что если мы признаем людей равными, то стоит говорить и о том, что женщины способны на насилие не в меньшей степени. Просто выглядит оно иначе.

Физическое насилие давно перестало рассматриваться как единственно существующий способ причинить человеку боль или заставить его сделать то, что тебе нужно, надругаться над его свободой или ограничить в мелочах и важном. Все вышеперечисленное можно сделать, не прибегая к кулакам, апеллируя к чувствам, эмоциям и комплексам, которых у нас — и у мужчин, и у женщин — хватает в избытке.

Признаки психологического насилия чаще всего комбинируются, но могут проявляться и все вместе. Если вы замечаете хотя бы три, можете быть уверены, что ваш партнер сознательно пытается причинить вам боль. Зачем? Чаще всего для того, чтобы добиться поставленной цели (затем цель сменится, методы останутся), иногда — просто из любви к искусству.

Если вам покажется, что «а я себя так веду, и это — нормально», вспомните, пожалуйста, о том, что «нормальным» не так давно казалось не интересоваться у женщины, понравился ли ей секс. Не померла, и хорошо. «Норма» — пластична, а ваше «мне кажется» — никогда не аргумент.

Позиция жертвы

Это базовая характеристика любого абьюзера, у которого всегда все во всем виноваты, а он — в белом. Мужчины-насильники говорят, что «она короткую юбку надела, спровоцировала», женщина-абьюзер утверждает, что «а если бы не.., жизнь пошла бы иначе» (дальше идет невнятный список фантазий).

Насильник утверждает: «Не надо ходить ночью по темной улице», женщина-абьюзер настаивает на том, что ее поступки продиктованы не доброй волей, а какими-нибудь обстоятельствами (плохая погода, долгая зима, Луна в Козероге, детская травма).

Если женщина все время от чего-то претерпевает, стоит быть осторожным. Скоро она начнет претерпевать от вас, оглянуться не успеете, а вы ей «всю молодость испортили», хотя, казалось бы...

Вечное недовольство

Позиция жертвы провоцирует стандартное и скучное поведение: «Я всем недовольна». То есть — хорошо, но мало, дайте еще. Есть где жить, есть что есть, есть с кем вести разговоры и даже заниматься любовью, но что-то все время омрачает радость.

Может быть, это снова Луна в Козероге, может быть, много работы, или мало работы, или вставать рано, или вставать поздно, или в сериале кто-то кого-то не так убил, или ты поздно приходишь с работы, или мало что-то делаешь, или слишком много что-то делаешь, или что-то делаешь не так. Может быть, громко дышишь — трудно угадать заранее.

Наша недовольная героиня не всегда высказывает все прямо, иногда дает понять через третьи руки (подруг, маму, социальные сети). Но ты должен знать, что повод для недовольства найдется всегда. Каждый день. Чтобы ты не расслаблялся и не заскучал. Так, цирковых животных иногда бьют плетью — не со зла, не для дрессуры, руку наработать. Память тела — хорошая штука.

Безграничная ирония

Системное психологическое насилие — это, конечно, воспитываемая со школы привычка скалить на все зубы. Мол, я тут с тобой не флиртую, я вся такая взрослая и за словом в карман не лезу. Это и в 15 лет смотрится глуповато, а в 30 выглядит так, как будто человек лицом в грязь упал и теперь этим зачем-то гордится.

Привычка к иронии к месту и не к месту представляется чем-то очень естественным ровно до тех пор, пока эта ирония не обращена на тебя самого, и ты вдруг не понимаешь однажды, что с трагическим выражением лица над тобой пошутят и на похоронах. Нет, ну, а что?

Так, мужчины, случается, бьют легонечко девушек под ребро — мол, ну, ты что, это разве больно? Да перестань, не промеж глаз же с размаху, это я шучу, ты чего выдохнуть не можешь? Иногда слова — больнее, чем промеж глаз, стоит к этому привыкнуть.

Бесконечное мотивирование

Самый распространенный манипулятивный прием в отношении мужчин — «а ну-ка хоти!». Случается так, что человек устал и хочет немного полежать, ничего не желая. А бывает и так, что человека все устраивает, он счастлив, ему всего хватает здесь и сейчас, и в этом нет никакого подвоха.

Оба эти состояния часто присущи мужчинам и органичны для них, но женщинам кажутся чем-то из ряда вон выходящим. И настоятельное, неумолимое требование — «желай!» раздается с такой тоской в голосе, что предстает едва ли не главным проявлением любви. И это бесконечное «почему не желаешь?» — один из самых распространенных и страшных типов насилия.

Желание жить не хуже других

Не знаю, почему, но женщины не только часто подвержены общественному влиянию, которое их прямо не должно задевать, но словно бы сами ищут этого влияния. Кто-то выложил в Инстаграм фото «счастливого отпуска», и что? У кого-то в семье празднуют День взятия Бастилии веселой пляской, и что? Подруга родила третьего, и что?

Все эти примеры (и сотня-другая в месяц самых разных других) — просто намеренно вытащены из контекста и представляются потрясенному мужчине, который уже и не знает, что будет предъявлено завтра, что со всем этим делать. Куда податься? В отпуск? Рожать? Брать Бастилию? Одновременно? По очереди? Гонка за счастьем, которое можно потом кому-то предъявить, часто становится началом жесткого давления, причем хаотичного и растянутого по времени.

У этого текста есть два уязвимых места, два направления для справедливого возмущения.

Во-первых, физическое насилие все-таки не равно психологическому: когда у тебя переломаны ноги, жить труднее, чем тогда, когда твое сердце разбито. Да, первое — это ад, второе — адок, но сходство методов и приемов безусловно. Насилие все равно остается насилием, об этом нельзя забывать.

Во-вторых, может показаться, что эмоциональное давление — исключительно женское поле боя. Это не так, в зеркало могут посмотреться и мужчины. Многие найдут там именно себя.

Что же делать, спросит читатель, утомленный всем этим перечислением? Отвечу просто: не давить. Даже если очень хочется. Даже если кажется правильным. Даже если назло бабушке нужно отморозить уши. Это, конечно — усилие воли, но на то мы и люди, а не тараканы или зайцы, чтобы обладать волей и уметь ею пользоваться.

Стоит еще, пожалуй, разговаривать. Не молчать в духе «я тут подумал (а), теперь хоть трава не расти», а честно сказать: «Слушай, не могу не давить, прямо руки чешутся — может быть, мы вместе придумаем что-то?» Беседуйте друг с другом.

Дело сложное, но нужное и благородное. Стоит постараться, правда.

Источник