Печальный журналист Женя Батурина — о том, что мы, похоже, видим чудеса там, где их нет.

«Представляешь, познакомилась в Tinder с мужчиной, а он оказался нормальным! Читал Достоевского и даже не пытался схватить меня за задницу!» — радуется подруга, изумленная почти до обморока. Я не знаю, что ей ответить. Давай расскажем об этом твоей бабушке или английской королеве?

Странная пошла жизнь. Нормальные вещи, люди, поступки и реакции вдруг стали удивлять. Мы разучились спокойно и с достоинством реагировать на хорошее. Понятие нормы исказилось. Доброта, отзывчивость, да даже обычное удобство теперь считаются чуть ли не чудом. Мы привыкли жаловаться, бороться и строчить петиции, привыкли, что все в основном идет не очень — трудно, глупо, через пень-колоду, вкривь и вкось. Готовы к тому, что нас обманут, обсчитают, обставят, и к тому, что за счастье надо драться до крови и начинать по свистку.

И тут вдруг оп — все идет нормально, без подстав. Мы таращим глаза, хлопаем себя по коленке и замираем, боясь спугнуть. Ну надо же!

Вот они — жалкие современные чудеса:

посылка дошла по почте России не вскрытая и туда, куда надо, и вам, а не вашим потомкам;

в банкомате были деньги! Да еще вся сумма! И не по рублю;

парень в автосервисе заменил перегоревшую лампочку и ничего за это не взял. (Работы там — секунды на четыре, а обычный прайс — 250 рублей.);

медицинская карта нашлась в регистратуре с первого раза;

курьер, заказанный на время с 12 до 16, приехал с 12 до 16, а не в 6 часов утра. И в 6 часов утра даже не звонил, чтобы спросить, удобно ли вам разговаривать;

водитель такси подъехал к подъезду, нашел дом, отвез в правильный аэропорт, не спрашивал у вас дорогу и вообще ничего не спрашивал. И молча, не курил;

в магазине вам продали кабачок за 600 рублей вместо 60, а потом вернули деньги! И сразу, а не на карточку через три месяца;

приятель занял до зарплаты — и с зарплаты вернул, даже напугал немного;

вы беременная вошли в вагон — и ни один сидящий мужчина при виде вас не погрузился в летаргический сон.

Я так рада за нас, ребята! Ведь все, как в кино. Как говорил Росс Геллер из «Друзей»: «Чудесная свадьба! Никто не напился, никто не гей, все назвали правильные имена и все с первого раза». Если так пойдет, скоро потрясений и чудес станет еще больше. Хирург вымыл руки и вырезал пациенту то, что собирался! ВДВ-шник чинно обогнул фонтан 2 августа! Официант принес суп и не отхлебнул из супницы. Гости ушли, а ложки остались. Группа бывших домушников под аплодисменты заявила: «Мы перестали лазать в окна к любимым женщинам!» Чудо на чуде просто.

«Мы перестали делать большие хорошие глупости» — сокрушался в другом кино Ипполит, пробуя заливную рыбу. У нас, современных, с деланием больших глупостей проблем нет. Зато мы перестали им удивляться. Вот ведь ирония судьбы, а?

И еще о кино. Которую неделю люди спорят о «Ла-Ла Ленд» — так ли он хорош и достоин ли ста тыщ номинаций на «Оскар». А мне кажется, что «Ла-Ла Ленду» нужно дать один «Оскар» уже за то, что там никого не убили, не расчленили, не выжгли глаза и даже не оторвали голову. А второй — за то, что Филипп Киркоров никого не озвучил (видимо, его тогда не было в городе).

Столкнувшись с любым проявлением профессионализма, порядочности, честности, великодушия, человеколюбия, мы в экстазе бросаемся писать об этом километровые посты. Представляете, я прожил день и меня не пнули сапогом! Лайкайте скорее, пока дают. Это само по себе грустно, а заодно чревато будущими проблемами. Проблемами бутербродов с сыром.

Сергей Довлатов писал в «Компромиссе: «У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала...»

Так вот, привыкнув к плохому, подсаживаешься на редкие чудеса, как на бутерброды с сыром. Сто раз человек поступил гнусно, на сто первый схалтурил и сделал мелкое добро — все, вы его раб на век. Триста раз соврал, а потом случайно сболтнул правду — и вы готовы слушать его часами. Месяц пил, день трезвый — герой. Двадцать лет гнобил, а в субботу сделал комплимент — и вы таете. И вы, и я. Например, однажды я почти передумала увольняться с ненавистной работы, потому что там вдруг дали выходной. За свой счет. Меня остановили слова подруги: «Как? И даже не побили плеткой?» Грустно, что это была та самая подруга, которую любитель Достоевского не хватал за задницу.

Я знаю в лицо только одного соседа по подъезду. А в нашем доме живу почти четыре года. Этот сосед отличается от других тем, что отвечает на мое «здравствуйте». Остальные просто молчат. Слышат «добрый день», смотрят в упор и молчат. А он вот, молодой парень с бородой, — иногда даже сам первый здоровается. Чудесный, чудесный человек!

Источник