Недавно я третий раз вышла замуж. За человека, который был моим первым мужем. И вторым, кстати, тоже.

Юра за мной с детства присматривал. Мы росли в одном дворе, он был на два года старше, по просьбе моих родителей забирал меня из школы. В старших классах он помогал мне с уроками. Я так к этому привыкла, что по окончании школы пошла поступать в тот ВУЗ, где он уже учился — так что в институте он мне тоже помогал. Но это был не роман. Юра просто привык заботиться обо мне, а я принимала это как должное. Даже обсуждала с ним своих поклонников — вплоть до третьего курса. А потом он закончил учебу и решил уезжать из Москвы в Питер…

Вот тут меня и прошибло! Это ж моя любовь! Первая и единственная. Я без него жить не могу. Так я (неожиданно для себя) ему и заявила.

Попытка №1

Дальше все быстро завертелось: Юра буквально сразу сделал мне предложение, объявил о нашем решении своей семье, моей семье... Мы женились в обеденный перерыв: я прибежала с занятий в легком светлом платье, жених был в джинсах и футболке с логотипом Rolling Stones. Вступать в брак на рубеже 80-90-х можно было только по глупости. В Москве был жесткий дефицит всего — какая уж там свадьба… В те времена жить с родителями считалось абсолютной нормой, но моему мужу хотелось независимости — и он снял маленькую комнату в коммуналке. Окно этой комнатки выходило на крышу другого здания, мы иногда туда перелезали, любовались огнями города и придумывали, где у нас скоро будет своя квартира, где мы будем работать, где гулять... Думаю, эти фантазии помогали нам тогда выжить.

Как положено, через три года наступил кризис совместной жизни. Муж обвинял меня в том, что я его не целую, когда он возвращается с работы. Я его в том, что он не водит меня в кафе и в театры. Классика жанра, в общем. Мы яростно ссорились, я уходила ночевать к родителям, он показательно напивался. В конце концов мы подали заявление на развод. И пока тянулся «месяц на размышления и примирение», Юра получил первую крупную зарплату — и мы отправились в отпуск на море. Вообще на пляже в отпуске очень легко прощать и понимать. За неделю все наши обиды растворились в соленой воде и в вине — мы вернулись влюбленными друг в друга еще сильнее, чем прежде. Но заявление из ЗАГСа не стали забирать: развод казался нам приключением. В назначенный день получили свидетельство о расторжении брака — и Юра радостно порвал его. А потом мы пригласили друзей и родителей, чтобы отпраздновать новый этап нашей совместной жизни.

Попытка №2

Юра стал хорошо зарабатывать, я тоже удачно устроилась. В 90-е вообще все свершалось бурно и быстро — довольно скоро мы без помощи родителей купили квартиру (хотя и не совсем в центре), стали чаще выходить в рестораны, сделали себе загранпаспорта и летали в другие страны чуть ли не каждый месяц. В одну из таких поездок мой бывший муж снова сделал мне предложение. На этот раз все было красиво и романтично: он пригласил меня на экскурсию. И у подножия древнего храма пафосно пал на колени и протянул мне кольцо. Сразу по возвращении мы подали заявление и через месяц сыграли свадьбу. Настоящую, о какой мечтает каждая девушка: с пышным белым платьем, многоярусным тортом, гостями, подарками. Спустя несколько недель я поняла, что беременна. У нас родился сын. Тут можно было бы закончить в духе: «И жили они долго и счастливо». Но вряд ли семь лет следует определять термином «долго»…

Когда наш мальчик пошел в первый класс, мы подружились с одной семьей. Дима и Лена были лет на десять нас моложе и значительно беднее. Поэтому мы отдавали их сыну вещи, из которых вырос наш ребенок, подбрасывали денег. А потом и начали приглашать домой. Они оба искренне нас боготворили, восхищались нашими достижениями, а мы с Юрой заливались, как соловьи, когда рассказывали о путешествиях или делились знаниями. Однажды Лена по секрету мне поведала, что у нее появился богатый любовник. Разглядывая мое брендовое платье, она сказала: «Он обещал, что подарит мне такое же». Я искренне сочувствовала ее мужу, но своему ничего не рассказывала: в конце концов, это не моя тайна. Лена становилась все откровеннее: показывала мне подарки от любовника, обращалась за советом, а я гадко чувствовала себя в роли сводни. Но в то же время ее история меня развлекала и отвлекала: у нас с Юрой, похоже, назревал очередной кризис семейной жизни, из отношений пропала романтика... Ну, как это обычно бывает после семи лет брака.

Как-то в выходные мы заехали за Леной и Димой, чтобы вместе отправиться на пикник, но нам навстречу в слезах выскочил их сын. Мы спросили, что случилось, и мальчик закричал: «Они ругаются! Мама от нас с папой уходит!». А я-то знала, что у Лены любовник… Мне хватило актерского таланта, чтобы изобразить удивление и задать дежурный вопрос: «Куда?» Ответ поразил меня в самое сердце: «К дяде Юре!». Сама удивляюсь, как я не ворвалась в квартиру и не повыдергивала Лене все волосы. Что сказал муж и сказал ли что-нибудь — тоже не помню. Все его командировки, перепады настроения, задержки на работе сложились как паззлы. Мне все стало ясно.

Попытка №3

Я подала на развод. Юра снял себе квартиру и уехал от нас, но регулярно наведывался пообщаться с ребенком. Я игнорировала любые попытки примирения. Год мы находились в состоянии холодной войны. Но потом в семье случилась беда: заболел мой отец. Юре представился шанс себя проявить, и он его использовал на 100%. Он договаривался с врачами, оплачивал лечение, покупал дорогостоящие лекарства, отпрашивался с работы, чтобы заменить меня в роли сиделки. Мы вновь были рядом, я опять чувствовала, что без него мне не справиться. Он стал оставаться на ночь, а через несколько месяцев вернулся окончательно. Полгода назад мы сыграли очередную свадьбу. Распечатывая квитанцию на госпошлину для ЗАГСа, Юра спросил, не выдают ли абонемент со скидкой постоянным клиентам. В каждой шутке есть лишь доля шутки… 

Источник