В этой главе книги "Ненастоящий мужчина" разбираются как статьи законов, касающиеся семейного права, так и правоприменительная практика, которая в ряде случаев кардинально противоречит законодательству.

Из книги "Ненастоящий мужчина"

Семейный кодекс Российской Федерации (который я называю антисемейным), вслед за Конституцией, утверждает, что мужчина и женщина равны в сфере решения дел семейных. Так ли это — давай разбираться. Для начала я напомню тебе некоторые цифры статистики.

Количество разводов в России за первую половину 2014 года составляет чуть более 80% от количества заключённых браков. Причём цифры сильно разнятся в зависимости от региона. На Кавказе (Чечня, Дагестан, Ингушетия) разводов 8-12% от количества браков. А, например, в Алтайском крае (за первый квартал 2014 года) — 103%. Это значит, что количество разводов за это время превысило количество заключённых браков. Среди русского населения мегаполисов (с учётом цифр по в национальным республикам) можно предположить 90% разводов.

При этом 80% браков распадается по инициативе женщин. Странно, да? Нам всегда говорили, что женщины, наоборот, держатся за семью, что они хотят детишек и домашний уют. Хотят, да только муж им при этом мешается. Матриархальная семья феминистической России не предполагает мужа дома. Его квартиру — да. Его деньги — да. Но не его самого. Конечно, если посмотреть данные опросов, то там указаны вполне уважительные причины развода. Но какая женщина (учитывая женский конформизм и боязнь выглядеть не так благовидно, как хотелось бы) признается, что муж ей нужен был как спермодонор и спонсор?

В 97% случаев суд при разводе отбирает детей у мужчины и передаёт их женщинам. Таким образом суды следуют старому, ещё времён ранней советской власти, постановлению Верховного суда. Самое время прочитать мою статью, которую я написал ещё в 2012 году и которая более чем актуальна до сих пор. Она посвящена женскому брачно-разводному аферизму с использованием семейного кодекса.

Дабы не растекаться мыслями по древу, начну с главного:

Нынешнее (анти)семейное законодательство и судебная практика стимулируют брачно-разводный аферизм, делая развод выгоднее брака и давая значительные правовые преимущества и прямую финансовую выгоду тем, с кем по решению суда остаются дети.

Вот, собственно, весь тезис, в котором сокрыт огромный деструктивный смысл.

Перейдём к расшифровке.

Семейный кодекс Российской Федерации вывел свою суть из семейного кодекса СССР, почти не учитывая (или учитывая лишь формально) трёх факторов.

Первый фактор — имущественный. У людей появилась частная собственность. Вернее, она была и раньше, но весьма незначительная, поскольку частного бизнеса не было (фарцовщиков и наркоторговцев не учитываем), не было накопления капитала. Квартиры простых людей, дачи начальства — всё было государственным, то есть гражданам не принадлежало. Ни продать, ни завещать жильё люди не могли. Правда, на закате советской власти появились кооперативные квартиры, но и те нельзя было ни продать, ни завещать. Сколь-либо значительных сбережений тоже не было. Сейчас у людей есть возможность создавать капитал, чем многие и занимаются. Если при советской власти все были одинаково бедны, то нынче есть миллиардеры, миллионеры, те, кто сводит концы с концами, и те, кто живёт за чертой бедности, причём имущественное расслоение общества очень значительное — вплоть до кастовости. Сюда же ещё отнесём фактически неработающие социальные лифты (один из главных признаков кастового общества): элита обновляется за счёт детей элиты, средний класс обновляется за счёт детей среднего класса, беднота — за счёт детей бедноты. Если проследить биографию нынешних политиков, олигархов, то будет видно, что все они — выходцы далеко не из простого народа и уже на старте карьеры имели значительное преимущество по сравнению с другими людьми, что и решило исход дела. Не спорю, есть личности, которые выбиваются из низов в большие начальники. Но количество таких случаев настолько мало, что «подъём» следует объяснять не социальными лифтами, а исключительными личными и деловым качествами и чертовским везением. Казуистика, а не закономерность. Перейти в более высокую касту, не обладая исключительными личными и деловыми качествами, можно только «присосавшись» к человеку из этой касты, иным словами, найти себе «толкача», который будет тебя продвигать — за деньги ли, за красивые глазки ли — не столь важно.

Второй фактор — мораль, нравственность, воспитание и, соответственно, отношение людей к аферизму как к таковому. Дабы не пускаться в пустые споры, согласимся, что жулики были, есть и будут при любом строе в любой стране. Но, как говорил Глеб Жеглов, правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать. Я бы перефразировал и сказал, что правопорядок определяется ДОЛЕЙ аферистов в обществе, ОТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА К НИМ и, разумеется, способностью правоохранительных органов бороться с ними.

Что же получается? В советский период (не будем брать царскую Россию, нравы которой до конца не удалось сломить даже большевикам) меркантильное, потребительское отношение к людям осуждалось. Проповедовались человеколюбие, альтруизм, командный дух, честность. «Мещанство», «вещизм» осуждались. Сейчас, живя в период всеобщего «кидалова», мы снисходительно смеёмся над советской моралью, она кажется нам фальшивой и пафосной. В настоящее время умение обмануть ближнего называется «умением жить», «деловой хваткой», «коммерческой жилкой». Разумеется, способность надуть того, кто тебе доверяет, своего партнёра, друга, коллегу никакого отношения к «делу» или «бизнесу» не имеет. Однако в смутное время, в котором наша страна пребывает уже более 20 лет, все нравственные ориентиры не только сбились, но и инвертировались. Вместо правды и доверия ценится ложь и недоверие, вместо партнёрства — «кидалово». Одновременно подобный образ жизни широко рекламируется СМИ, бульварными романами, фильмами (в особенности сериалами). Дети, подростки, молодёжь видит, что, работая, много не заработаешь, а обманывая, кидая и отжимая, будешь успешен, богат, знаменит. Тебе будут завидовать, как подростки 90-х (мои ровесники) завидовали бандитам и тем, у кого бандиты родители. Хотеть стать инженером, врачом или офицером считалось признаком «лоха». И это не среди низов, а во вполне благополучном подростковом сообществе среднего класса. Потребительство уже настолько въелось в сознание людей, что стало частью их сущности. «Отжать», «кинуть» партнёра, ввязаться в афёру — всё, что угодно, лишь бы только получить заветную безделушку. Любое упоминание нравственности или даже здравого смысла здесь вызывает лишь улыбку. Но — самое главное — ОБЩЕСТВО ЭТО НЕ ТОЛЬКО НЕ ОСУЖДАЕТ, НО И ПРИВЕТСТВУЕТ И ВСЯЧЕСКИ ПООЩРЯЕТ. Иными словами, ближние стали для людей не более чем инструментом достижения эгоистических интересов, и общество не против.

И третий фактор — в конфликте мужчины и женщины общественное мнение (и суд в том числе) всегда будет на стороне женщины, кто бы ни был виноват на самом деле. Причины мы обсудили в главах «Феминизм» и «Постиндустриальный период».

Этих трёх моментов наш (анти)семейный кодекс не учитывает.

1. У людей появилось то, что можно делить;
2. У людей появилось непреодолимое желание разделить чужое;
3. В споре мужчины и женщины мужчина априори обвиняемый.

(Анти)семейный кодекс и судебная практика способствуют этому.

Читаем 2 и 3 пункты статьи 31 СК РФ:

Статья 31. Равенство супругов в семье
2. Вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно исходя из принципа равенства супругов.
3. Супруги обязаны строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей.

Да, сказано хорошо. Но что получается на деле?

Вопросы материнства решаются женщиной единолично, поскольку нет ни одного закона, нормативного акта, который каким-либо образом позволял бы мужу (законному мужу!) реально влиять на деторождение. Аборт законодательно отнесён к медицинским услугам — приравнен к липосакции или подтяжке лица. Коль скоро нет закона, то нет и средства реального влияния на женщину, единолично решившую сделать аборт или сохранить беременность. Она имеет право убить нерождённого ребёнка, даже не проинформировав его отца.

Вопросы отцовства, как ни странно, тоже решаются женщиной единолично! Законный муж и отец не имеет права решать свои собственные — отцовские — вопросы! Залетит ли женщина и возьмёт его «на пузо», убьёт ли желанного ребёнка — как уже было сказано, решает женщина, и только она.

Итак, запомним, что вопрос рождения (что важнее в этой статье) или нерождения ребёнка решается женщиной единолично. У мужчины нет рычагов воздействия, кроме убеждения (которое бесполезно, если женщина умышленно готовится к афёре) и криминальных методов (которые противозаконны и опасны по понятным причинам).

«Супруги обязаны строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи». Звучит складно. Но, учитывая второй фактор (тотальное кидалово и потребительство), какова вероятность, что взаимоуважение, взаимопомощь, содействие благополучию и укреплению семьи не останутся пустым звуком? Вероятность крайне мала, и доказательство этому — статистика разводов, которые в 2014 г составили более 80% от количества заключаемых браков. Люди отвыкли договариваться, притираться друг к другу, решать проблемы диалогом. Интересы мужчины и женщины целенаправленно противопоставляются. Нужно ли здесь долгое объяснение?

Читаем дальше. Статья 41 («Брачный договор») говорит нам, что есть средство защиты своего капитала и инвестиций в семью от посягательств со стороны аферистки или афериста. Но, во-первых, он не может регулировать вопросы, с кем останутся дети после развода и каким образом бывшие супруги будут их содержать (что очень важно и о чём мы поговорим чуть позже). Во-вторых, как выясняется, уже пункт 3 статьи 42 СК запрещает брачному договору «содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства». О том же говорит пункт 2 статьи 44. Формулировка крайне размытая, поэтому суд может интерпретировать её как угодно и признать ничтожным абсолютно любой брачный договор. Что такое «основные начала семейного законодательства» и где эти начала водятся — вообще загадка.

Итак, брачный договор, формально обозначенный в законе, на деле мало чего стоит.

Однако центральным событием брачного аферизма является развод, и, соответственно, раздел имущества, борьба за место жительства ребёнка («делёж детей») и алименты.

И тут опять смотрим две интересные цифры статистики.

Из колоссального объёма разводов 80% происходят по инициативе женщин. Трудно поверить, чтобы 80% мужчин России были поголовно пьяницами, маньяками, насильниками, преступниками и прочими мерзавцами. Какая-то часть действительно ведёт аморальный образ жизни, но уж точно не 80%. Однако тут на помощь приходит другая цифра — 95-98% детей суд оставляет с матерью. Такое неравноправие родителей повелось ещё со времён ранней советской власти и продолжается до сих пор. Никакого женоненавистничества — факты говорят сами за себя. При этом цифра столь огромна вовсе не потому, что мужчинам не нужны дети. Напротив, в год суды рассматриваютнесколько десятков тысяч исков от отцов, которые хотят, чтобы дети жили с ними.Чаще всего отцы имеют гораздо более благоприятные условия для жизни детей, чем матери. Но всё бесполезно. Матриархальный суд считает, что мужчины таким образом хотят просто отомстить жене или не платить алименты. При матриархате всегда виноват мужчина.

Может быть, разгадка в этом?

Вместе с детьми бывшая жена получает жилплощадь с правом проживания вместе со своими детьми, алименты и средство весьма эффективного воздействия на бывшего мужа. Нередко (а в случае заранее продуманной брачной афёры почти всегда) жилплощадь, сумма алиментов и те поборы, которые получит бывшая жена, шантажируя бывшего мужа детьми, составляют весьма кругленькую сумму.

Дело тут даже не в половой принадлежности мошенника, а в том, что закон и судебная практика целиком и полностью на стороне одного пола, в настоящее время — женщин. Если бы 95% детей оставалось с отцами, я думаю, среди мужчин тоже нашлись бы нечистоплотные типы, которые занимались бы брачным аферизмом. Хотя, у мужчины проблем было бы гораздо больше: «случайно залететь» он не может.

Если бы аферистка знала, что дети останутся с отцом (или хотя бы с тем родителем, кто лучше финансово обеспечен), то количество разводов было бы гораздо меньше. Развод стал бы невыгоден. Даже вероятность провала в 30% (как в Швеции, например) заметно поостудила бы пыл ушлых дамочек.

Итак, вот пункты, стимулирующие аферизм: женщина единолично решает вопросы рождения ребёнка, единолично решает вопрос развода и практически гарантированно получает детей вместе с имуществом мужа, как настоящим, так и тем, которое он заработает после развода. И даже с тем, которое ему принадлежало до свадьбы.

Действительно, ведь в соответствии с определением Конституционного суда, родители обязаны выплачивать алименты на несовершеннолетних детей с доходов, полученных от продажи недвижимости, даже если эта недвижимость была приобретена ими ДО брака или ПОСЛЕ барка. Таким образом, заплатив 25-50% от дохода и купив на оставшиеся деньги квартиру, мужчина при продаже этой недвижимости заплатит ещё 25-50% с полученной суммы — то есть с той, алименты с которой он уже заплатил! Таким образом, реальные алименты составляют вовсе не 25-50%, а 31-75% от доходов мужчины. Если он купил и продал квартиру дважды, то процент «дани» бывшей жене увеличивается ещё.

Добавим, что в настоящее время трата алиментов родителем (а в 95-98% это матери) бесконтрольна. Мужчина не имеет никаких законных механизмов контроля, потратила ли бывшая жена алименты на ребёнка или на своего нового сожителя-альфонса (да-да, не удивляйтесь, такое встречается сплошь и рядом). А иногда мать просто пьёт на детские алименты.

Хорошо, если женина порядочная. Хотя, как известно, безнаказанность, «успешный» опыт подруг и истории, рассказанные по телевизору и в глянцевых журналах, развращают даже самых порядочных и высокоморальных. А если женщина изначально ориентирована на афёру? И таких особ становится всё больше и больше.

Я получаю от отцов массу писем, обращений, в которых содержатся как сетования, так и просьба помочь. Вижу подобные записи в социальных сетях. Истории словно списаны друг у друга: «Я состоятельный человек, женился на девушке, достаток которой был гораздо ниже моего. Жили нормально, без скандалов и эксцессов. Через два года после родов она подала на развод. Совершенно внезапно, без причины. И теперь я фактически потерял квартиру и вынужден платить жене алименты, которые составляют 2-4 среднемесячных дохода граждан по региону. К тому же за каждое свидание с ребёнком она требует денег сверх алиментов».

Обманув мужа, аферистка обеспечивает себя минимум на 18 лет, получая возможность не только безбедного, но часто даже зажиточного существования, нигде не работая. Если лет через 5-7 она найдёт ещё одного «лоха» и родит ребёнка от него, то срок беззаботной жизни продлится ещё на 5-7 лет. А если ребёнок будет инвалидом, то алименты на него будут приходить пожизненно. Да, как ни ужасно это звучит, я сам слышал такие рассуждения от женщины (хотя, можно ли назвать женщиной то гадкое существо, которое так рассуждает?).

Часто слышу: как может женщина завладеть квартирой, если она не находится в её собственности? Очень просто. Ребёнок имеет право до 18 лет проживать на территории отца, а мать вместе с ним. И никто её не имеет права выселить. Это так. Но есть масса способов заставить бывшего мужа «очистить квартиру». От криминальных до абсолютно законных. Приведу в качестве примера один способ, известный ещё со времён Советского Союза. Женщина знакомится с мужчиной быковатого вида и поведения, который начинает ходить к ней в гости. Имея право проживания, она также имеет право принимать гостей. Ничего криминального они не делают: могут выпивать, слушать музыку, танцевать, курить, заниматься сексом, петь песни — в общем, всё, что угодно, дабы сделать пребывание бывшего мужа максимально дискомфортным. До 23.00 имеют полное право. Если бывший муж не реагирует на одного гостя, женщина приводит двух, трёх — сколько надо. И так каждый день. Хозяин квартиры фактически живёт в проходном дворе. Никакие уговоры на бывшую жену не действуют, а гость исполняет роль телохранителя — кулаками тоже не поможешь. Однажды хозяин квартиры просто не выдерживает и переселяется к родителям, друзьям, снимает квартиру. Женщина добилась своего. Да, право собственности у неё не появилось. Но она получила в свободное распоряжение целую квартиру, где де-факто является хозяйкой. Этот способ особенно хорошо прокатывал с тихими, интеллигентными пареньками. Неделя «сожительства» с беспокойным «шкафом» бандитского вида — и квартира свободна.

Ну а не получится — всегда остаётся практически безотказный ход: обвинить бывшего мужа (или даже нынешнего законного) в педофилии. Заинтересовать ребёнка подарками (особенно если он для мужчины неродной), отрепетировать показания — и готово. Суд практически всегда на стороне несчастной женщины и бедного ребёнка. Муж в тюрьме, квартира твоя. А там, глядишь, его на зоне убьют как педофила, и тебе принадлежит уже не только квартира, но и вообще всё имущество мужа. Если он владелец бизнеса, то это очень заманчивый кусок. Достаточно заманчивый для любой афёры.

А вот вам три безотказных способа отнять добрачный капитал мужчины.

Три случая из последних обращений ко мне за помощью.

1. Мужчина до брака открыл срочный вклад в банке (на полтора года) и положил туда свои сбережения. Через два месяца вступил в брак, через два года жена подала на развод. В суде она потребовала поделить набежавшие на сумму вклада капитализированные за период брака проценты как имущество, полученное мужем уже в браке. Поскольку проценты начислялись ежемесячно и доход возникал в период брака (по аналогии с зарплатой), то судья сочла их имуществом, нажитым совместно, и разделила пополам. Сумма мужниных процентов, полученная бывшей женой, составила чуть менее ста тысяч рублей. То есть пассивный доход с личных сбережений мужчины, к которым жена не имеет никакого отношения, судья разделила между мужем и женой.

2. Второй случай ещё интереснее. Начало такое же: добрачный депозит мужчины, проценты. Но депозит закончился, и мужчина, находясь в браке, отнёс эти деньги в другой банк. Через полгода – развод, и жена потребовала половину не только набежавших процентов, но и половину самого вклада. Муж против: он утверждает, что новый вклад есть деньги, которыми он владел до брака, поэтому не должен делиться. Жена в суде настаивает на том, что новый вклад не имеет никакого отношения к добрачным деньгам мужа, а состоит из совместно нажитого семейного бюджета. На вопрос, куда тогда делись деньги из первого депозита, она дать ответ не может («Потратил»). Судья потребовала расходный ордер из первого банка и приходный из второго. Суммы не совпали (мужчина округлил сумму до тысяч: из первого банка забрал, например, 857983 рублей 35 копеек, а во второй положил 857000 рублей). Судья сочла эти суммы разными, а потому удовлетворила иск жены. В результате она получила половину всех добрачных сбережений мужа и половину набежавших за период брака процентов. Процентов, повторяю, с денег, нажитых мужчиной ДО брака. Т.е. к которым жена не имела никакого отношения. Доход жены с этой аферы – примерно 400 тыс. рублей. Собирается обжаловать хотя бы относительно суммы вклада, чем закончится – неизвестно.

3. Третий случай ещё интереснее, но сложнее. Мужчина – инвестор. Он вкладывает собственные деньги в предприятия, получая долю в бизнесе. Имея немало таких долей в разных предприятиях, мужчина женится. В течение нескольких лет он продаёт часть долей, покупает новые, опять продаёт. Повторяю, на свои добрачные деньги. Общие, семейные деньги в этом не участвуют. Через несколько лет развод, и жена требует половину не только совместно нажитого имущества (квартира, автомобили), но и половину тех самых долей в бизнесах, которые муж купил в браке. Муж доказывал, что они куплены на добрачные деньги. Но судья вынесла решение в пользу жены, объяснив так. «Когда квартира куплена до брака, она твоя. Но если ты её продал в браке и купил новую, то она уже совместно нажитое имущество. С вашими долями в бизнесе та же ситуация». Мужчина в итоге потерял 50% совместно нажитого имущества и 50% своего добрачного капитала.

Правда, он сумел опротестовать это решение, и часть средств ему удалось вернуть. В итоге он потерял не 50% добрачного капитала, а «всего лишь» процентов 20. Это, конечно, без учёта прибыли, которую ему принёс добрачный капитал в браке. То есть у него получилась ситуация 1 плюс ситуация 2.

Вывод. В официальный брак сейчас могут безбоязненно вступать только бродяги и маргиналы. То есть люди, которым абсолютно нечего терять. И альфонсы (т.е. тоже нищеброды), которые изначально настроены на замужество с богатой дамой ради её денег.

Любому мужчина, имеющий хоть какой-то капитал, хоть какие-то деньги, имущество, нажитое до брака, находится под ударом матриархальной машины принуждения. Законы на стороне женщины и против мужчины. Решение бабосуда практически всегда против мужчины.

Можно, конечно, устроить вокруг собственного имущества пляску с бубнами. Переписать всё имущество на брата-свата. И дёргаться, не кинет ли он тебя, как то описано в бессмертной комедии Александра Николаевича Островского «Банкрот»? Можно организовать какой-нибудь фонд на Каймановых островах, потратить килотонны времени, мегавольты денег и терапаскали нервов. Закрутить сложнейшую схему, чтобы спрятать свои же деньги от своей же жены.

Но вопрос – А НАДО ЛИ? Зачем все эти пляски с бубнами, когда можно просто не ходить в ЗАГС?

Правда, жизнь триллиардеров показывает, что даже пляски с бубнами не очень-то получаются. Каждый год в списке Форбс появляются женщины, и все, как одна, получают многомиллиардные капиталы исключительно в результате развода.

Когда я слышу историю о том, как бедная девушка хочет найти (или нашла) себе богатого юношу, то ничего, кроме иронической улыбки, у меня эта новость не вызывает. Если раньше девушки мечтали о штампе в паспорте, то теперь они мечтают о двух штампах в паспорте — о заключении и о расторжении брака.

Я не берусь сказать, какова доля аферисток серди женщин — специальных исследований не проводил. Но, учитывая вал писем, жалоб в интернете и в других источниках, я вижу, что брачный аферизм уже давно вышел из разряда досадных случаев и стал полноправным и широко распространённым видом мошенничества.

Аферистки вредят не только тем, что лишают бывших мужей имущества. Они дискредитируют всех женщин: ограбленный мужчина и всё его окружение из-за одной аферистки перестаёт верить женщинам вообще. Рисковать своим капиталом, заработанным с огромным трудом, никому не хочется. Многие мужчины принципиально избегают брака, и они имеют на это полное право, ведь защититься законными методами от брачной аферистки сейчас невозможно.

Но феминистки не успокаиваются. Им мало уже существующего бесправия отцов. Они усиленно проталкивают законопроекты, в которых мужчине после развода предписывается сверх уже определённых алиментов выплачивать своей бывшей жене деньги для «удовлетворения интеллектуальных, духовных и нравственных потребностей» ребёнка, а также оплачивать бывшей жене аренду жилплощади или ипотеку, если она бездомная. Сейчас такой законопроект находится на рассмотрении в Госдуме РФ. Разумеется, трату денег на «духовные потребности» мужчина тоже не будет иметь права проконтролировать. Какие у ребёнка потребности, сколько они стоят и в какой квартире предпочтёт жить бывшая жена, решает, разумеется, она единолично. Пару лет назад депутат Госдумы РФ Алексей Митрофанов предложил ввести правовую норму, в соответствии с которой тот, кто получает алименты, обязан отчитываться в тратах. Как это давным-давно происходит, например, с командировочными лицами. Просто предоставь чеки — и вопрос снят. Казалось бы, абсолютно справедливое требование плательщика — знать, куда идут деньги. Абсолютно справедливое желание отца знать, что алименты идут именно на ребёнка, а не на клубы, любовника или водку. Но инициатива не прошла: на Митрофанова набросились всей Думой и заклеймили позором. Не смей посягать на матриархальные привилегии для женщин, коли живёшь в феминоцентрическом обществе!

Как ты думаешь, уважаемый читатель, какой нормальный, здравомыслящий и состоятельный мужчина будет заключать брак, который развалится с вероятностью в 80-100%, после чего он потеряет все свои инвестиции в семью, да ещё и останется должен? Кто, находясь в здравом уме, отважится искушать судьбу и засунет голову в пасть льву? Вступать в брак, ничего не боясь, сейчас могут либо неимущие, у которых нечего отнять, либо уголовные элементы, которые, ничтоже сумняшеся, просто устранят свою бывшую жену.

Выход из этой ситуации один — изменение семейного законодательства. Как именно — поговорим в отдельной главе «Что делать?».

Что в результате? В результате откровенно антимужского законодательства официальный брак, то есть брак матриархальный, противопоставлен семье. Заключение официального брака с вероятностью от 90 до 103% означает, что твоя семья развалится, потому что такова статистика разводов — распадов этих самых браков. Таковы факты, и никуда против них не попрёшь. Можно сколько угодно приводить в пример себя, своих родных и знакомых, но от фактов — цифр — никуда не денешься.

В патриархальной семье официальный (церковный) брак фактически означал вступление мужчины в должность начальника семьи. Как и любой начальник, он приобретал права и обязанности, которые мы рассмотрели в главе «Патриархальная семья». Как и любой начальник, он имел возможность карать и награждать. В его руках были рычаги реального руководства. Повышенные обязанности (содержать, защищать и т.п.) компенсировались дополнительными правами, как и у любого начальника, будь то директор фирмы, министр или командир полка. Муж, глава семьи твёрдо знал, что развод невозможен, а дети гарантированно его — в биологическом смысле слова. Это означало, что те инвестиции, которые он вложит в семью, не пропадут. У него их никто не отнимет. Жена навсегда останется с ним (а он — с ней). Дети — его биологические сыновья и дочери, и они связаны с ним пожизненным кровным родством. Поэтому мужчина был заинтересован в том, чтобы вкладывать максимум ресурсов именно в семью, а не куда-либо ещё. Вместе с тем женщина, вступая в брак, была уверена, что и мужчина не уйдёт к другой и не бросит детей.

Что означает нынешний, матриархальный брак благодаря социалистическому антисемейному кодексу? Гарантии женщине сохранились в полном объёме, даже сверх того, о чём подробно сказано в статье о брачном аферизме. А что современный матриархальный брак гарантирует мужчине? Гарантирует ли он верность жены, как брак патриархальный? Нет, жена имеет полное право спариваться с кем угодно, и ей за это ничего не будет. Муж не имеет права даже поколотить её за измену. Он даже развестись не может — придётся детей и имущество отдать жене. Гарантирует ли мужчине брак крепкую семью? Нет, и это уже отчётливо видно по статистике разводов. А с учётом того, что 80% разводов происходит по инициативе женщины, то брак не только не гарантирует крепкой семьи, а скорее толкает женщину на развод. Гарантирует ли мужчине брак то, что дети биологически его? Нет, женщина имеет право рожать от кого угодно и ничего не сообщать мужу. По статистике, каждый третий отец воспитывает чужих детей и не догадывается от этом. Да, он может что-то заподозрить и подать в суд, прося исключить его отцовство с помощью ДНК-теста. Но, во-первых, для этого нужно заподозрить, а во-вторых, пройти долгую и крайне унизительную судебную процедуру — унизительную именно для мужчины, потому что матриархальный суд будет оказывать давление или даже открыто насмехаться. О реакции общественности — и даже мужчин — на мужское желание исключить отцовство можно судить по ток-шоу на эту тему. Зал, негодуя, заплёвывает таких мужчин. Кстати, например, в Германии мужчина и на это не имеет право. Там запрещены ДНК-тесты по инициативе мужчин. Жена нагуляла, а ты воспитывай и не хрюкай. Наслаждайся истинным патриархатом.

Продолжим. Гарантирует ли официальный брак сохранность мужских инвестиций, вложенных в жену и детей? Нет, после развода (а он практически гарантирован) суд по заявлению жены навсегда отбирает детей у отца, а вместе с детьми — и имущество мужчины. А вдобавок назначает алиментную дань. При этом мужчина даже не имеет права проверить, действительно ли алименты расходуются на ребёнка. Для тех, кто всё ещё бредит, будто мужчины сами уходят из семьи, повторю: 80% разводов происходят по инициативе женщин. Гарантирует ли брак обретение мужчиной полномочий главы семьи? Нет. Брак не даёт мужчине никаких рычагов реальной власти в семье, не даёт мужчине право руководить домочадцами. Каждый домочадец может делать, что вздумается, и мужчина не имеет права этому препятствовать. Никаких полномочий главы семьи нет, есть только обязанности: содержать, ублажать, защищать и ничего не запрещать. Даёт ли брак мужчине право обзавестись детьми? Нет, жена может сделать аборт в тайне от мужа. Согласие мужчины на аборт не требуется, будь он хоть трижды законным мужем.

Что же получается? Современный матриархальный брак не гарантирует мужчине ни сохранности инвестиций, ни крепкой семьи, ни наследников, ни верности жены. Жена в любой момент может уйти, забрав детей и имущество. Официальный брак, наоборот, искушает женщину развестись, потому что от состоятельного мужчины можно оторвать нехилый куш, а без заключения брака это сделать гораздо труднее.

Читатель! Что ты скажешь, если тебе предложат прыгнуть с парашютом, но при этом ты будешь знать, что парашюты этой конструкции выходят в воздухе из строя с вероятностью от 90 до 100%, а других нет? Я откажусь от этих паршивых парашютов и потребую других, а если нет других, то не стану прыгать.

Кстати, в поселениях староверов, а также в исламских республиках число разводов заметно ниже. В Чечне всего 12%. У староверов, по некоторым данным, около 15%. Там брак и семья ещё сопряжены друг с другом, а не противопоставлены.

Для полноты картины приведу ещё два положения, которые незаслуженно забыты.

1. Семейный капитал может быть направлен на формирование пенсии матери, но не отца. Почему отец признаётся неполноправным членом семьи — непонятно. Обязанностей у него с женой поровну, а вот насчёт прав — извини-подвинься. Тем более капитал вроде бы семейный. Минтруда в ответ на наш запрос ответило, что таким образом компенсируется потеря женщины в зарплате, когда она уходит в декретный отпуск. Однако сейчас уходят в отпуск по уходу за ребёнком не только женщины, но и мужчины. И это не редкость: лично я знаю два таких случая. В первом случае это бывший мой однокурсник, хирург, а во втором — сотрудник банка, где у меня была зарплатная карточка. Им кто и как будет компенсировать потери в зарплате? Никто и никак.
2. Если суд оставляет ребёнка в возрасте до 3 лет с матерью, то она имеет право требовать алиментов не только на содержание ребёнка, но и на себя. Предполагается, что она не работает, а сидит с ребёнком в декретном отпуске, а мужчина её содержит. Но если суд вдруг оставляет ребёнка до 3 лет с отцом, то мужчина не имеет права требовать алименты на себя. Законодатели сочли, что мужчине декретный отпуск ни к чему, у него в сутках 48 часов. А деньги к нему прилетают в форточку.
Кроме уже узаконенной дискриминации, есть антимужские законопроекты, которые только рассматриваются парламентом, но у них есть возможность стать законами. Так, в соответствии с одним из них одиноким мужчинам будет запрещено пользоваться услугами суррогатных матерей. Мы понимаем, что для мужчины услуги суррогатной матери — фактически единственный законный способ защититься от женского брачно-разводного аферизма с использованием ребёнка. Но законодатели решили, что не надо оставлять эту дырочку. Так все более-менее состоятельные мужчины будут «рожать» себе детей. На ком же будут кормиться аферистки из привилегированного пола? Не знаю, какая мысль двигала авторами законопроекта, но результат в любом случае снова играет на руку брачно-разводным грабительницам.

В 2008 году парламентарии предложили обязать мужчин после развода не только платить алименты, но ещё и обеспечить жильём бывшую жену. Именно жену: ребёнок и по нынешним законам имеет право получить постоянную регистрацию в квартире отца. То есть мужчина будет обязан купить или снять квартиру бывшей жене. Отъём детей вместе с имуществом у мужчин давно стал распространённым женским бизнесом, но если примут этот закон, то он станет многократно выгоднее.

Из книги "Ненастоящий мужчина"

Александр Бирюков