24 августа 1904 года в России были официально отменены все виды телесных наказаний. Известный драматург и режиссер Николай Евреинов в своей работе об истории этого вида отправления правосудия писал: «Вся жизнь народа проходила под вечным страхом истязания: пороли родители дома, порол учитель в школе, порол помещик на конюшне, пороли хозяева ремесел, пороли офицеры, становые, волостные судьи, казаки».

Телесные наказания в России вплоть до их отмены в 1904 году, пожалуй, можно было бы назвать наиболее часто применяющимся видом ответственности за совершение того или иного преступления. Первым «непоротым поколением» стали представители дворянского сословия после дарования Екатериной II «Жалованной грамоты» в 1785 году. Именно эта телесная суверенность стала одной из причин недоверия низших слоев населения к «благородным», которые, в свою очередь, пытались компенсировать свое привилегированное положение художественными манифестациями и призывами к гуманизму. В качестве примера достаточно привести знаменитое стихотворение Некрасова «Вчерашний день, часу в шестом…», описывающее процесс исполнения одного из наиболее распространенных видов телесного наказания — битья розгами.

«Поротое поколение»: телесные наказания в России

Иллюстрация 1.jpgДетей пороли даже в аристократических семьях

Первый свод законов древнерусского государства — «Русская правда» — не предусматривал телесных наказаний, тут упоминается лишь о денежных выкупах или казни в зависимости от тяжести совершенного преступления. Уже после XI века телесные наказания входят в процессуальную практику: в законодательство добавляется битье батогами и кнутом. С XIII века насильственные санкции по отношению к нарушителям закона встречаются повсеместно: начинает использоваться клеймение — нанесение на тело осужденного особых символов раскаленным железом. В тексте договора новгородской республики с немецким вольным городом Готланд от 1270 года говорится, что «вор вещи ценой полугривны наказывается розгами и клеймением в щеку». Несмотря на суровость этого вида наказания, он встречается даже в конце XVIII века: тогда бунтарям выжигали на щеке букву «Б», а ворам иногда полностью выводили на лбу слово «вор». Именно благодаря такой практике в русском языке закрепилось выражение «на лбу написано». Таким образом, клеймение как наказание ставило своей целью выделение преступника из числа других людей.

Тем не менее вплоть до XV века преступление рассматривалось, скорее, как реализация индивидуального недовольства каким-либо лицом или ситуацией, но уже в период завершения формирования централизованного русского государства многие правонарушения стали восприниматься как деяния против всей государственной системы, против правопорядка в целом, а потому за их совершение должно было последовать и серьезное наказание. Так, за крамолу, то есть умышленную подготовку мятежа или бунта против существовавшего режима полагались «торговая казнь» (публичное битье кнутом на центральной площади города) или членовредительские наказания (отрезание уха, языка или клеймение).

Иллюстрация 2.jpg

Н. В. Орлов «Недавнее прошлое» (Перед поркой), 1904

Уже в «Соборном Уложении» Алексея Михайловича 1649 года система телесных наказаний значительно расширилась и усложнилась. «Торговая казнь» стала зачастую синонимом смертной казни вообще, причем для большего профилактического эффекта тела казненных подолгу оставались на всеобщем обозрении. Иерархия телесных наказаний выстраивалась по принципу талиона, согласно которому наказания должны быть равноценны причиненному ущербу — «око за око, зуб за зуб». Например, отсечение руки — за кражу, корыстное использование должностного положения или покушение на вышестоящего по социальной лестнице; клеймение, урезание ушей, ноздрей и носов — за повторное хищение или разбой, продажу табака в ущерб государственной монополии; отрезание языка — за ложную присягу или доносительство. Совсем страшное наказание ждало виновных в убийстве родителей — их разрывали клещами.

Самым суровым видом телесного наказания было битье кнутом

При Петре I неумолимость государственной машины наказаний достигла своей кульминации. Тяжкие преступления наказывались сожжением. Для этого строили небольшой деревянный сарайчик, который обкладывали соломой и поджигали, отчего преступник задыхался в дыму и умирал. Этнограф К. де Бруин, посещавший Россию, наблюдал в Москве казнь 50-летней женщины, убившей своего мужа: ее зарыли в землю по плечи, а голову и шею повязали полотенцем. Охрана тщательно следила за тем, чтобы ей не давали еду или питье, хотя публике разрешалось бросать ей деньги, за которые осужденная кивком благодарила. Деньги в таких случаях шли на покупку свечей и гроба.

В качестве наказаний за незначительные преступления могли применяться битье батогами или кнутом, отчего преступник мог скончаться уже после нескольких ударов. Механизм исполнения был такой: преступник ложился на землю, а на его голову и ноги садились помощники палача, держа виновного, пока палач отсчитывал количество назначенных ударов. Должников били на площади палкой по ногам: за долг в 100 рублей — каждый день в течение месяца. Если после такого «внушения» обвиняемый отказывался вернуть долг, тогда все его имущество выставлялось на продажу. А если и это не помогало, то должника с женой и детьми отдавали в службу, которая оценивалась всего в 5 рублей в год за мужчину и 2,5 рубля за женщину.

Телесные наказания для школьников были отменены в 1864 году

Иллюстрация 3.jpg

С. Коровин «В волостном суде» (1884)

«Просвещенная» императрица Екатерина II пыталась изменить систему исполнения наказаний, предложив свой проект «Устава о тюрьмах». В нем прописывались более гуманные условия содержания заключенных в камерах и даже содержались мысли о необходимости заботы о здоровье преступников и о тюремной больнице с регулярными сменами постельного белья, ночными колпаками и колокольчиком для срочного вызова врача. Однако, несмотря на все благие начинания и устремления, кардинальных изменений не последовало.

Путешественник Венинг так описывает состояние русской тюрьмы конца XVIII века: «Двор чрезвычайно грязен; нужные места, не чистившиеся несколько лет, так заразили воздух, что почти невозможно было сносить зловония. В сии места солдаты водили мужчин и женщин одновременно, без всякого разбора и благопристойности. В камерах также было темно, грязно, а пол не мылся с тех пор, как сделан. Сидело в одной комнате до 200 человек, и вместе с величайшим, например, преступником, окованным железами, несчастный мальчик за потерю паспорта».

Писатель Помяловский во время обучения был наказан розгами 400 раз

Однако уже со времен правления Александра I система телесных наказаний стала смягчаться, как и само отношение к подобному виду поддержания правопорядка. В 1808 году были освобождены жены священников, а в 1811-м — и простых монахов. Послевоенные попытки либерализации государственного управления привели к созданию в 1817 году специального комитета, который постановил запретить вырывание ноздрей и впоследствии отменить торговые казни. По Своду законов 1835 и 1842 годов телесным наказаниям больше не подвергались почетные граждане и духовенство, некоторые исключения были введены для детей и стариков. В дореформенный период практика телесных наказаний стала применяться все реже, хотя статистика поражает: так, женщин наказывали плетьми только за 1856−1858 годы в Ковенской губернии 21 раз, в Новороссийской — 18, в Оренбургской — 8. Необходимость полной отмены телесных наказаний назрела не только в среде дворянства и интеллигенции, но и само правительство остро осознало ее неизбежность.

источник